Сайт Геннадия Мирошниченко

genmir2@yandex.ru или poetbrat@yandex.ru

Навигация в наших сайтах осуществляется через тематическое меню:

Общее содержание ресурсов Геннадия Мира

* Текущие новости

Содержание литературных страниц ресурсов Геннадия Мира

Конкурс поэзии и прозы "Любви все возрасты покорны"

* Поиск в ресурсах Геннадия Мира

* Доска Объявлений

* Наша музыка

* Правила оформления рукописей

* Мы готовы создать Вам сайт в составе нашего ресурса в разделах Поэзия или в разделе Проза

Служебные страницы:

* Рассылки новостей ресурсов Геннадия Мира

* Погода и курс валют

* Пожертвования

* Ссылки

* Наши кнопки

* RSS - новости

* "Критериальность" в портале ВОЗ

* RSS Портала ВОЗ

* Наши Конкурсы, Проекты, журналы и альманахи

* О содержании наших литературных Конкурсов и Проектов (Положения, Заявления, Альманахи). О нас, о важном

Для тех, кто хочет увидеть свои произведения в наших книгах

Наши Конкурсы - это прекрасная возможность публикации как в Интернете, так и, главное, - в выпускаемых нами в Антологии русской народной поэзии ХХI века и альманахе "Яснополянские Зори"

Призы победителям Конкурса - это дополнительная бесплатная публикация в наших книгах:

10 страниц бесплатной публикации дополнительно;

Все участники награждаются почётными Дипломами. Большинство участников становятся академиками Академии русской народной поэзии

Изданы и разосланы авторам наши новые книги:

* Альманах "Яснополянские зори-2014 (Том 3). Открыть текст

* Антология русской народной поэзии 21 века Том 5. Открыть текст

 

Альманах 2015-2. Литературный поэтический Конкурс - Любви все возрасты покорны - 2015-2 (поэзия и проза)

Положение о Конкурсе   * Альманах 2015-3  *  Альманах 2015-2  *  Скачать Заявление  *  Альманах 2015-1 (итоги подведены)

Стихи участников расположены в алфавитном порядке:

 

© Авторы по разделам.

© Составил Мирошниченко Г.Г., 2015

 

Содержание 

 

Поэзия

Алекс Владимир

Головатенко Светлана

Господинова Йорданка (Болгария)

Гусев Евгений

Евачёва Юлия

Иванова Ольга

Кириенко Алексей

Ковкин Анна

Курбатова Юлия

Лев Грей

Логинова Татьяна

Макарова Ирина

Парамонов-Эфрус Евгений

Рагимова Мария

Саркисов Рубен

Суховский Валентин

Удалова Галина

Чернышёва Людмила

Шумейко Владимир

 

Проза

 

Гусев Евгений

 

Поэзия

 

Алекс Владимир

г. Ереван

 

 

РОССИЮШКА                

 

У  Россиюшки  глаза

Все такие ж синие.

Ясные, как небеса,

Юные, красивые.

 

У Россиюшки душа

Добрая, широкая.                  

Вся собою хороша,

Да умом глубокая.

 

Не рабыня, не судья

И не гость непрошенный.

У Россиюшки судьба

Быть мессией Божией.

19.04.2015 г.

 

 

РОЗА

 

Прекрасна роза на рассвете!

Всю ночь дрожа и грезя летом,

Покрывшись каплями росы, -

Сестрою девичьей слезы, -

Листочки нежные склоня,

Печально ждет начала дня:

Незримым обручем сжимая,

Ее неволит холод мая.

 

Ах, как она с утра ликует!

Как долгожданный миг смакует!

Какая радость бытия

Во встрече солнечного дня!

Росинки золотом горят,

Как будто вышли на парад,

Забыты беды и напасти –

Теперь она дрожит от счастья!

 

Прекрасна роза на рассвете!

Добреет колкий вредный ветер,

Трепещут влажные листки,

Алее стали лепестки.

Чуть слышен тонкий аромат –

Венец изысканных услад.

Изящный, царский лик бутона,

Сияя, просит, жаждет трона!

31.06 – 08.08.2012 г.

 

 

ЗОРИ

 

Обниму тебя сильно и больно

И губами к глазам прикоснусь,

И услышу твой шепот невольный,

Тот, который я знал наизусть…

 

Так всегда, как тебя вспоминаю:

Ты со мной, ты в объятьях моих,

Я целую тебя, обнимаю,

И твой шепот доверчиво тих…

 

До зари под луною беспечной

Мы гуляли и клялись в любви.

Нам казалась любовь бесконечной,

Как небесная высь – но, увы…

 

Недосказанной сказкой казалась

Восходящая тихо заря…

Недолюбленной мной ты осталась,

Недоласканной – так же, как я…

 

Я грущу – это все, что я смею.

А когда выхожу я с зарей, -

Мне светло, я восторженно млею,

Слыша шепот доверчивый твой.

09.1981 г.;  16-20.12.2012 г.

 

 

СЕВАН1

                             Посвящаю моей дочери Армине

                                                                           

                             Благодать (…) дары Духа Святого;

                             наитие свыше; помощь, ниспосланная

                             свыше; к исполнению воли Божией;

                             любовь, милость(…)

                                                                     В. И.Даль

Когда прилечь желает ночь

И над тобой свисают звезды,

Реальность вдруг уходит прочь,

Зовя на время сказку в гости.

 

То ль небом ты заворожен:

Дрожишь серебряным отсветом,

То ль звезды вышли на поклон,

Лучась космическим приветом.

 

Нежнее арфовой струны

Лелея водные просторы,

Игра серебряной волны

Ласкает музыкою горы.

 

Немного жаль ревнивых чаек,

Хотя им было бы невмочь

Стерпеть, как сказочная ночь

Твоей волной себя качает…

 

И лишь грустны глаза церквей.

Как за тебя они молились,

Что с вечной спутницей своей –

Мольбой горячей – вместе слились.

 

И долго смотрит ваша Матерь,

До боли сжав рукою крест:

Она ждала немало лет

На вас сошедшей благодати.

 

Да упомянут будь не всуе –

Кто, как не Вышний Дух Святой

Твоей расцветшей красотой

Нам восхищаться указует.

21 ноября 2012 г.

 

1Севан – высокогорное (чуть выше 2000 м. над уровнем моря) пресноводное озеро в Армении.

 

 

***

И с верой живущих, и тех, кто во лжи, -

Без разницы,- всех нас заденет:

Как хочется верить в загробную жизнь,

Когда умирает младенец…

1979 г.; 1.06.2012 г.

 

 

АРМЯНСКОЙ ДЕВУШКЕ

                                   Лиане Шогунц

В твоих глазах то жар, то нега,

То в них порой так много снега,  

Так много колотого льда,

То звезд колючих череда.

           

То  влажность горного рассвета

И переливы красок лета,

То  грусть тишайших в мире зорь,

То  боль и скорбь родимых гор.

 

Наивность, детскость, состраданье,

То боязливость, робость, страх,

Серьёзность здравого сознанья,

То умиление в мечтах.

           

Кристально чист в горах родник,

И это с ним тебя роднит.

Возжжёт в тебе ещё огонь

Любовь, сошедшая с икон.

           

Ты полюби меня, и пусть

Я затеряюсь в гамме чувств

И в цвете доброй спелой  ржи

Твоей божественной души…

20.06– 22.08.2012 г.

 

 

***

Из всех весенних а капелл

Звучней, чем дружную капель

Из сотен тысяч звонких капель,

Еще не выдумал Создатель…

18.12.2013 г.

 

 

Головатенко Светлана

г. Кривой Рог, Украина

 

 

ЛЮБОВЬ…К ЦВЕТАМ

 

Что в жертву принести царице,

Отдать владыке красоты?

Себя оставить в колеснице

Дней из жестокой немоты?

От ложных истин избавление

В виде танцующей медузы?

Или кусочек сожаления

С чистой росою исцеления?

А вот упрямица с клыками.

Горда и величава стать.

Вот двое целятся рогами.

Пытаются любовь стяжать.

Или карат рубинового счастья

Со множеством лучей вокруг,

Словно кричащих: «перекрасьте

Тоску, обиду боль, испуг!».

На зависть газовым созданиям,

 В галактике томящихся подруг!

 

 

СТИХИЯ

 

Покой  как легкий полумрак.

Как ясный издали в ночи маяк;

Как пауза в мелодии лучистой;

Как отраженье в речке серебристой.

В глухой ночи затихнут лютые морозы.

Рыдания отнюдь не вечны, как и дождь.

А как утихнет страсть, закончатся и слезы.

Для всех стихий своей души Ты царь и вождь.

Душу томят следы дурмана наваждений.

Сердце распахнуто для искорок прозрений.

И там, где грусть ложиться пыльной тенью,

Есть рай земной, плющом обвитый и сиренью.

В ту дверь ворвется радостный прибой.

Любовь в краю том все потери лечит.

Не избежать живым той силы роковой,

Что всколыхнется и с восторгом затрепещет.

Безумный мир откроет. Счастье в нем зови!

Арена волшебства, иллюзий и трагедий.

Там, в недрах чувств, в густой крови,

Узнай свой лик — жемчужину столетий.

 

 

ТИШИНА

 

За тенью спрятанных вершин

Мерцают блики вдохновения.

И тот прекрасный миг волнения

Ты будешь помнить до седин.

Здесь все земные наслаждения

Сольются в лике тишины.

И отдохнут в ней до весны

Почти сожженные деревья.

Небрежно развалившиеся ветви

Кивают мирно, в такт ветрам.

Здесь растревоженные души

Стремятся к рваным облакам.

Там в глубине, и там на небе,

Прохладой в жутко жарком лете,

Всегда присутствует движение.

Природного начала достижение.

Пускай отступит мысли царство.

Где правит балом лишь мытарство.

 

 

Гусев Евгений

г. Ярославль

 

 

УТОЛИ  МОЯ  ПЕЧАЛИ                                                                                

                                              

                           Помнишь, как они кричали,

                           Улетая, журавли?

                           Утоли моя печали,

                           Дорогая, утоли.

 

 Дай мне радости и силы

 Сохранить задор и стать.

 Церковь есть у нас в России,

 Где нам надо побывать.

 

 Говорят, ко храму божью

 Поразмыли путь дожди, -

 По любому бездорожью

 Я приду, ты подожди.

 

 Утоли моя печали,

 Стань опорой и судьбой.

 Попрошу, чтоб обвенчали

 В светлом храме нас с тобой.                                            

 

 

***

Сжёг я все твои записки,

Горстка пепла на столе.

Ты была мне самым близким

Человеком на земле.

 

Ты была мне всех желанней –

Дочь моя, жена и мать.

Я не знал любови ранней,

Мог и поздней не узнать.

 

Ты при встрече спрячь смущенье,

Отвернись, махни рукой.

Вот и всё, на возвращенье

Нет надежды никакой.

 

Горстка пепла, томик Рильке,

Твой любимый шоколад

И ещё… ещё три шпильки

На столе моём лежат.

 

                                          

***

Ты – прехорошенькая дама,

И всё милей из года в год.

Бываешь, правда, зла, упряма,

Но это, думаю, пройдёт.

 

Один поэт подметил «тонко»

За шумным дружеским столом,

Что ты обычная бабёнка,

С талантом, правда, и умом.

 

Я тонкость этого поэта

Тогда прервал: чудак ты, брат,

Она у нас – источник света,

Она алмаз во сто карат.

 

Она – Везувий, Ниагара,

Она – жара, она – мороз,

Она таким, как ты, не пара,

Таким, как я… другой вопрос.

 

Бабёнка? Женщина! Богиня!..

Терзая, мучая, любя

И ненавидя, помоги мне

Понять хоть чуточку тебя!..   

                                            

 

***

                      « О, Господи, и это пережить,

                       И сердце на клочки не разорвалось!»

                                                 Ю.И.ТЮТЧЕВ

К финишу, беды суммируя,

Катится век скоростей.

Мы с тобой спутники, милая,

В сонме любовных страстей.

 

Ты для меня не попутчица,

Мысли о прошлом отбрось.

Вместе нам жить не получится,

Как, между прочим, и врозь.

 

Мы две планеты в галактике.

Где это было – во сне? –

В белом больничном халатике

Ты приходила ко мне.

 

Всё познаётся в сравнении.

С кем это было – со мной? –

Лишь на одно воскресение

Сделал тебя я женой.

 

Радости неповторимые

Нам испытать довелось…

Вместе не жить нам, любимая,

Как, между прочим, и врозь.

 

 

СПАСИБО  ВАМ!

 

От глупых распрей и обид

Живу разбитый и усталый.

«Душа к спасению болит!» -

Сказал один учёный малый.

 

Ваш прочный замок, ваш гранит

Мне не разрушить, к сожаленью.

Но если так душа болит,

То очень может быть – к спасенью.

 

Я не беру любовь в кредит

И не жонглирую словами.

К спасенью, что ли, так болит

Душа, разбуженная вами?

 

Уют мой вдребезги разбит,

А вы прошествовали мимо.

К спасенью, может быть, болит

Душа, но боль невыносима.

 

Пусть бог вас, милая, хранит!

Ушло в предзимье бабье лето…

К спасенью, видимо, болит

Душа. Спасибо вам за это!..                                     

 

 

***

Ты шла уверенно и твёрдо.

Ты уходила. Навсегда.

Ты улетала птицей гордой.

Знакомый бомж с опухшей мордой

Сказал: «Вернётся, ерунда!»

 

Мне стало холодно и жутко,

Но я стоял, смотрел и ждал,

Что ты вернёшься, скажешь: «Шутка!»,

Но подоспевшая «маршрутка»

Тебя умчала на вокзал.

 

Сочувственно всё тот же нищий

Вновь изрекает: «Ерунда,

Таких, как эта, будут тыщи!..»

Ты ошибаешься, дружище,

Такой не будет никогда!..

 

 

ЗИМНЕЕ  СВИДАНИЕ

 

Хрустит снежок под валенком,

Скрипит под сапожком.

Проталинки, завалинки

Засыпаны снежком.

 

Эх, на конюшню сбегаю

По звонкой белизне,

Запрячь лошадку пегую

Поможет конюх мне.

 

     - Не умори Цыганочку!

     - Да разве ж уморю!

Лечу я в лёгких саночках

К тебе по январю.

 

Стогами, как соборами,

Окружено сельцо.

В косыночке с узорами

Ты выйдешь на крыльцо.

 

Под вечер из-за снега я

Не попаду домой.

Да и лошадка пегая

Распряжена тобой…

 

 

***

Тот настоятель в церкви Параскевы

Нам говорил, и прав был, как всегда,

Что мы с тобой – озимые посевы,

И пережить придётся холода.

 

Но дуновенье ветра ледяного

Определило весь дальнейший путь…

Нам не начать дорогу эту снова,

Но и назад уже не повернуть.

 

 

НЕ  ДАЙ  НАМ,  БОГ!

                  Матери К.И. Гусевой

Я вижу свет на самом окоёме,

Зовёт к себе он, словно человек.

Горит лампада в деревенском доме,

Где доживает женщина свой век.

 

Я поменял грунтовую дорогу

На сто больших асфальтовых дорог.

Я в сорок лет вдруг начал понемногу

Осознавать, что есть на свете Бог.

 

Я к этой вере шёл через ошибки,

Через крутой душевный перелом.

Я в сорок лет вдруг вспомнил без улыбки,

Как осеняла мать меня крестом.

 

Я не кляну свои земные галсы

И никого на свете не виню.

Я в сорок лет вдруг сильно испугался,

Что не успею к вечному огню.

 

Стою один в неосквернённом храме,

Не в силах трепет сердца побороть.

Горит свеча. Я возвращаюсь к маме,

Я ей скажу: «Храни тебя, Господь!»

 

Я прочитаю новые стихи ей,

Она тепло посмотрит на меня…

Не дай нам Бог, застигнутым стихией,

Не дотянуть до вечного огня!..

 

 

Евачева Юлия

г. Химки

 

 

ВИШНЯ

 

Отчего ты о, дикая вишня

расцвела как невеста, весной?

Нет, не с небом великим и вышним,

повенчайся сегодня со мной.

 

Я любить, так как ты, не умею

и упавших цветов не собрать...

Но душою тебя я посмею,

как невесту свою, целовать.

 

Отчего же робеешь от ветра

и трепещешь сердечным огнём?

И в моленье, букетами веток

на плечо ниспадаешь моё?

 

Если б был я красивою вишней,

то с тобою хотел расцвести.

Извини, что родиться не вышло,

у Любви поменялись пути... 

 

Без сомненья тебя угадаю

среди тысячи вишен весной.

Верь, отныне, моя дорогая,

озарит мне века образ твой.

 

 

СВИДАНИЕ

                Посвящается Николаю Серову

Жду с волнением свиданья

чувства затая.

Звёзды в трепетном мерцанье

смотрят на меня.

 

Протрубил на небе месяц.

Полночь утра ждёт.

На ступенях тени лестниц

встали у ворот.

 

И гадая лепестками

облетает сад.

Будешь мне ты на свиданье

рад или не рад?

 

Только сердце точно знает,

нет любви сильней.

И с волненьем поджидает

скрип стальных дверей.

 

В крепких будем мы объятьях

до самой зари

о надеждах и о счастье

тихо говорить.

 

 

***

Я тебя полюбил не сегодняшним днём, не вчерашним,

словно звёзды небес свой покинули дом навсегда.

Я тебя полюбил, когда в сердце от боли уставшем

загорелась от глаз твоих нового мира звезда.

 

Я тебя полюбил, словно в жизни и годы не были.

Не стучалась печаль, не пугала мне душу тоска. 

И земные грехи оправдались и люди  забыли,

как кому-то рвалось – «я тебя полюбил!» с языка.

 

Что же делать теперь? Я огнём и волнением полон.

И смутившийся дух не отыщет в бокале покой.

О, любимая, как я тобой до того избалован,

что и мир мне не мил, если в нём я живу не с тобой?

 

 

Иванова Ольга

г. Москва

 

 

ЧЕРЁМУХА

 

Расцветает черёмуха у реки,

Льёт аромат горьковато-пьяный.

Дураки мы с тобой, дураки,

Всё мечтали жить без изъяна.

Что имели – не сберегли,

Потерявши – рыдаем горько.

А ведь всё изменить мы могли,

Лишь терпенья б от Бога и только.

Мы исправить с тобой всё могли,

Да вот видно не пожелали.

Счастье наше не сберегли,

И всё, о чём когда-то мечтали.

Что прошло, не воротишь вновь,

А что сказано – непоймаешь.

Очень трудно вернуть любовь,

И, поверив, простить, понимаешь?

Сыплет черёмуха лепестки,

Исчез аромат её горько-пьяный.
Дураки мы с тобой, дураки,

Не бывает жизнь без изъяна.

1999 г.

 

 

***

А черемуха как невеста

В кружева цветов нарядилась.

Чтобы в гладь речную глядеться,

Низко – низко к ней наклонилась.

Очень жаль,

Что краса её белая коротка,

Жаль, не вечна.

Очень жаль, что и наша молодость

И краса её быстротечна!

1999 г.

 

 

***

Я как кошка,

Которая гуляет сама по себе.

Никому не принадлежу.

Не могу быть подвластной

Ни ему, ни тебе.

Я слишком свободой

Своей дорожу.

Я так привыкла,

Мне так легко,

И сердце ничто не гнетет.

Не встретился тот,

Кто меня укротит

И ключик к душе подберет.

1999 г.

 

 

Кириенко Алексей

г. Вуктыл

 

 

***

Любви все возрасты покорны!

Ты не сдавай себя в ломбард!

Ведь лучше жечь огнём по крови,

Чем не снимать тяжёлых лат.

 

 

ДРУЗЬЯ

 

Друзья! Ну а что теперь эти друзья?

Дороже фальшивая монета.

Дряхлеют от старости года, а я…

Пьянею тоской звуков кларнета.

 

Остыла память – вечная простуда,

Остыла, не даёт больше тепла,

И разобраться бы под ноты блуда,

Чтоб поглядеть, куда она ушла.

 

Ищу в толпе потерянных прохожих,

Что ходят в рознь, в копеечных духах,

Тех лиц, обтянутые белой кожей

С улыбкой на скукоженных губах.

 

Протру от пыли этих всех прохожих,

И в окнах памятью тупой скользя;

Корнем в уме от них насквозь проросшим,

Я вспоминаю… кто мои друзья!

 

 

ЛЮБВИПАД

 

Приток вишнёвого заката

Рассеял блеклые лучи,

И это пламя коловрата

Осветит палубу любви.

 

Напомнят тебе даты марта,

Что к нам с небес на миг пришли:

О предзнамение любвипада,

Что с неба тащат корабли.

 

И запоёт весною арфа,

И запоют весной дожди;

И ты увидишь краски сада

И вспомнишь глупости мои.

 

Да и какая же услада

Мне целовать уста твои,

Под тихий дождик любвипада,

Что тащат с неба корабли.

 

 

БРАТСКАЯ МОГИЛА

 

На серой гранитной плите,
Даты в годах протянулись. 
Между ними теснятся тире, 
Сшивая оплоты культуры. 
Нет не блажь это ока’мененье, 
Стоящее твёрдой плитой - 
Антураж острого тленья, 
Экипаж сновиденья немой. 
Ведь они были былью когда-то, 
А теперь исторический звон,
Раздаётся в ушах брата,
С опущенной в грудь головой. 
Солдаты, залитые в камень, 
Лежат нынче в месте одном ,
Скрепляя братскую память ,
В могиле с оградкой стальной.

 

 

Ковкин Анна

г. Санкт-Петербург

 

 

 ЕСЛИ БЫ

 

Теплом от камня, холодом с земли

И воздухом в лицо. Тебя забыли.

Карательно и заживо сожгли

Местоименье «мы» глаголом «были».

 

Заманчиво в чужом автомобиле

Так забывают свой аксессуар:

Оставили? Случайно обронили?

Деепричастным оборотом – в дар.

 

И потерявшего невозмутимый профиль

Профайлом в памяти внезапно удалён.

И ни-ка-ких не будет философий.

Частицей «бы» союз испепелён.

 

 

 НЕДАЛЁКОЕ

 

Мотыльковость твоя – летишь на «нет» -

Галогеновой лампочки ближний свет.

Попадая в крылатых рой, как в рай,

Пропадаешь, крылатая... пропадай!

Да, я думаю, ты так устроена,

Что-то встроено в тебе, перекроено,

Организм уже выработал иммунитет –

Всё не ново. Отторжения нет.

И всегда важнее любить, давать,

Обжигаться об искомое, обжигать.

Это не обсыпавшийся тальк на мне,

Это рваный узор на твоём крыле.

 

 

***

Кусает локти тёплый вечер,

Сжимает плечи стук колёс.

Не ты меня, а тихий ветер

В объятьях улицу унёс.

 

Вокзальный воздух, очень милый,

Наполнен пожиманьем рук.

На свете нет мудрее силы,

Чем сила временных разлук.

 

Минут текущих ненормальность

Таит в себе печальный звук.

Я падаю в твою реальность,

Отчаянно – весёлый стук!

 

 

Курбатова Юлия

г. Москва

 

 

Я ТЕБЯ ДОЖДУСЬ

 

Когда-нибудь ты станешь адмиралом, 
Я буду ждать тебя на берегу.
 
От старой ржавчины
 твоё, отмыв забрало, 
Морскую бездну глаз я сберегу.
 

Тебя дождусь на том же самом месте, 
Где ты оставил, сотни лет назад, меня

Уплыв. Одну и без известий.

Лишь только час прощанью посвятив. 

Я буду ждать, не внемля всем укорам, 
Пускай кричат, что про меня забыв,
 
Ты награждаешь страстью, нежным взором

Другую, там, ей душу подарив.

Пускай смеются. Разве им понять?
Что значит ждать, того, кто ушёл в море.
 
И никакие старость, боль и горе,
 
Не помешают скорбь мою унять.
 

Я буду ждать тебя на берегу...   

Седые волосы пусть ветер развивает, 
Лишь он один нас точно понимает

И свято верит в то, что я смогу. 
Я буду ждать тебя на берегу….
 
Бегут года, песок течет сквозь пальцы,
 
Все тот же берег, ветер не утих.
 
И видим мы, стоят, обнявшись, старцы

И нет на всей земле счастливей их.

 

 

ВСЕМ ДЕТЯМ

 

Маленький ангел порхает вокруг;

Светлые локоны, теплые ручки,

Нежный, доверчивый, искренний взгляд,

Ярко - пунцовые, пухлые щечки.

 

Нашему ангелу страшно чуть-чуть,

Все интересно ему, все так ново,

Мир, отопри же свои ты засовы.

Маленький ангел начал свой путь!

 

 

ГОРЬКИЙ КОФЕ

 

В однокомнатных квартирах,
Однокомнатные души...
В друзьях - старый телевизор
И
 диван, обитый плюшем.
Дождь скребётся по асфальту,
Горький кофе остывает,
Радио чуть слышно дышит,
Ночь в права свои вступает...
Точно знаю, что сегодня
На дежурство заступаю:
Сон твой чуткий и тревожный,

Я отважно охраняю!
Ты не рядом, мы не вместе.
Это многое меняет...
Дождь скребется по асфальту,
Горький кофе остывает...
 
Пью его с недавних пор я.
Удивленью нет предела:
"Ты же кофе ненавидишь?"
"Ну а вам, какое дело?"
Аромат густой, манящий...
Из твоей любимой кружки!
Терпкий привкус к чувству счастья.
В тишине звонок подружки.
Я одна сижу на кухне.
Это многое меняет...
Дождь скребется по асфальту,
Горький кофе остывает...

 

 

ТАКИЕ РАЗНЫЕ

 

Такое же утро, все тот же будильник,
Все так же призывно рычит холодильник,
И кошка все так же у миски маячит.
И так же катается по полу мячик твой,
И тот же скворечник, забытый в углу...
"Ну, что ты пристала с ним, я не пойму!"
"Мы взрослые люди, к чему уговоры?
Прости, убегаю на переговоры.
И брось ты игрушки!
 Ну, как же иначе:
Забудь про скворечник и выброси мячик!"
На месте все, вроде, и по распорядку!
Но в чувствах моих слишком мало порядка!
И те же автобусы, те же трамваи,
Все тем же маршрутом и
 не отставая!
И дворник все тот же и та же метла
И тот же кондуктор, что и вчера...
Работа все та же и те же проблемы,
И графики те же, дежурства и смены!
И тот же остывший Американо,
И те же коллеги и те же обманы...
И те же дороги, и те же пути...
Так что же не так? Где ответ мне найти?
Все вроде бы тоже, но все по-другому...
Зачем ты назло мне сбегаешь к другому?
Останься, прощу! Я сумел оценить,
Как важно мечтать и как нужно любить:
Скворечник прибьем мы сегодня ж к обеду,
И мячик твой катится пусть по паркету!

 

 

РАССТАВАНИЕ

 

Слова твои жестоки и нелепы

О том, что чувства умерли давно.

Как трудно сдать в страну любви билеты

И как досадно предавать мечту.

Ты отвернулась, челку с глаз отбросив,

Сказала, что уходишь навсегда.

Я губы грыз до крови…снова осень,

А в сердце наступали холода.

 

 

Лев Грей

г. Екатеринбург

 

 

СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА

 

Знаешь, мне бы только еще один раз

Заглянуть бы в озёра синие,

В глубину твоих ласковых глаз,

В душу зимнюю, в сердце в инее;

В королевский чертог бы войти,

Посмотреть на тебя - ясную...

Не найти во всём мире слов,

Описать чтоб тебя прекрасную.

Не гони, не топчи любовь...

Я прошу тебя, умоляю,

Я пролью чью захочешь кровь-

Без тебя мне не надо рая...

И сказать напоследок хочу-

Я люблю тебя, я не скрою!

Я вовеки хочу быть твоим-

Для тебя, за тебя и с тобою...

 

 

Логинова Татьяна

г. Красноярск

 

 

ВЫПУСКНИКАМ 2002 ГОДА

 

Яблони цвели,

И солнца желтый круг

Медленно катился

светлым маем.

Десять лет прошли,

Мой друг!

Детства мы страничку закрываем.

Закрываем…

Новая дорога

Поведет до нового порога.

Яблони цвели,

Зеленый май обнимал

уютною листвою.

Десять лет прошли,

Но что с тобою?

Отчего грустят твои глаза?

Девочка, девчонка - егоза?

Листья падали,

Сентябрь пестрел цветами…

Это было, словно и не с нами:

За руку держал меня мальчишка

С светлыми вихрами, как из книжки,

Мама тихо утирала слёзы,

Руку жгли пылающие розы.

И шипы совсем чуть-чуть кололи,

Только я не чувствовала боли.

Разодетый щегольски звонок

Звал на первый в жизни нас урок.

Раз, два, три ступеньки,

пять, шесть, семь -

Скоро буду взрослая совсем.

А смешной мальчишка,

что из книжки,

Незаметно стал красивым

слишком.

В зеркало всё чаще я гляжу,

Много я чего не нахожу;

Что это за нос? Почти картошка…

Обтесать бы стоило немножко,

Ну а брови, губы и глаза –

Хуже и придумать-то нельзя.

Восемь,

            Девять,

                         Десять.

                                     И опять

Не дает смешной мальчишка

Спать

В бесконечном сне

За руку держит,

Только уж не тот,

Не прежний,

Не из книжки детской –

из романа,

Где любовь бывает без

 обмана.

Школа – дом,

страна моя родная!

Я с тобой прощаюсь светлым

                                               маем…

Сколько было радостных событий,

огорчений,

слез,

открытий!

Сколько было зим

И сколько весен!

Сколько раз заглядывала

осень

В школьное окно,

Дождем стучала,

К новой нас ступеньке

приближала.

Стоп!

Замри, мгновенье!

Это школа –

Я еще расстаться не готова!

Это класс, а это моя парта,

Я ее покину без азарта.

Одноклассники…

И первая любовь –

Я пишу картину

вновь и вновь.

Повторяю:

«Стоп! Замри, мгновенье!»

Знаю, что не будет повторенья!

 

 

В ПОДРАЖАНИЕ А.А. ФЕТУ

 

Янтарь солнца,

Щедрость света –

Это все подарки лета,

Гроздья нежные сирени,

Пчел жужжанье,

Птичье пенье,

Зелени и красок буйство,

Возрождающее чувство

Торжества и красоты,

Постиженье высоты

И природных тайн  мгновенья –

Это радости  рожденье!

Аромат цветов любимых-

Запахов неповторимых –

Дня лазурного сиянье,

Ночи лунной,

Полной тайны –

Это летняя сюита,

Мир дерзаний,

Мир открытий,

Это счастья продолженье,

Сотворения рожденье!

 

 

ПОДРУГЕ И СЕБЕ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ

 

Не раздувай угли, чтоб пламя вызвать,

Получишь пепел. Он тебе зачем?

И прошлому не стоит делать вызов

И забывать его нельзя совсем.

В лицо ему взглянуть ты попытайся,

Понять, что ты другая, осознать.

А коли виновата в чем, покайся-

Нам этого с тобой не избежать.

Уставшим сердцем в пору нам прозреть,

Что больше ни к чему нам пламенеть.

Пора нам главное с тобой узнать,

Что можем тихим светом мы сиять.

Не будем на события влиять,

Поучимся с тобою созерцать.

И, вглядываясь в жизни ход  спокойно,

Давай попробуем стареть достойно.

Из внутреннего глубины молчанья

Простимся, дорогая, мы с отчаяньем

И слово Истины тогда произнесем,

Которым много пользы принесем.

 

 

МОИМ УЧЕНИКАМ

 

Умеющий видеть

 - увидит,

Умеющий слышать

 - услышит,

Умеющему понимать

 Будет дано узнать,

«Что Добро и только Добро

Позволяет этому миру быть»,

Умеющему  память хранить

Не забыть:

Смотреть на мир,

Как будто в первый раз

Его созерцая, -

Задача непростая.

Умеющему верить – воздастся.

И, чистой радостью переполняясь,

Душа его будет всегда живой

Оставаться,

Не  уставая изумлятьcя! 

 

 

Макарова Ирина

г. Старая Купавна, Московская обл.

 

 

К ДРУГУ

 

Ты прости, если песню

Твою я прерву:

Мне сейчас промолчать

Невозможно.

В этой песне, мой друг,

Я, волнуясь, живу.

От нее и светло,

И тревожно.

Знаю, что не сфальшивишь

Ни на полутон,

Не изменишь себе

Ни на слово.

А твой голос негромкий,

Что так мне знаком,

И из сотен узнать я готова.

Для меня ты, поверь,

Не божок, не герой.

Мне скучны и герои,

И боги.

Одиноко вдруг станет

Ночною порой,

Обернись – я стою

На дороге.

Ты грустишь –

В  мое  сердце

Закралась печаль,

Весел ты –

Я от счастья ликую.

Для тебя и звезды

С неба яркой не жаль.

Попроси –

Я достану любую.

 

 

СЧАСТЬЕ

 

Счастье мне негромко улыбнулось.

Брызнули в лицо дождем ресницы.

Детская ладошка обернулась

Вдруг пером непойманной жар-птицы.

Детская улыбка согревает

Дома моего простые стены

И тепло ее напоминает

Нежность первой зелени весенней.

Пусть оно негромко, шаловливо, -

Мне другого счастья и не надо.

Сколько звезд на небе засветилось,

Сколько загорелось в мире радуг!

 

 

ОСЕНЬ

 

По улицам задумчиво брожу.

Так хочется молчать и улыбаться:

К последнему подходят рубежу

Рубины кленов, янтари акаций.

И я прощаюсь с этой красотой-

Задумчивой, пленительной и зыбкой –

С улыбкой, как прощаюсь я с тобой,

Да, я с тобой прощаюсь я с улыбкой.

 

 

МАТЕРИ

 

О, если бы мудрец меня спросил:

     - Кто вам любовь и нежность приносил? -

То я бы, не таясь, ответил,

Что матери обязан был всем этим.

И если бы вопрос задал мудрец:

     - Чье сердце беспокойней всех сердец?

     - Сказал бы я, что матерей сердца

За нас тревожно бьются до конца.

Спросил бы он:

     - Чья всех нежней рука,

Хотя она шершава и крепка?

Я б прошептал ему наверняка:

     - То матери любимая рука.

     - Ответь же, чей звук голоса, друг мой,

Прекрасней трелей соловья весной?

Чей взгляд надежду, радость нам дарит,

Порой без слов о многом  говорит?

Чья поступь, наяву или во сне

Звучит подобно музыке во мне?

К кому спешу я, радость ли, беда?

Чей образ дорогой в душе всегда?

      - Прости, мудрец: ты долго говорил,

Но новых истин, право, не открыл,

Да, слаще вин, дороже пряных яств,

Полезней всех припарок и лекарств

Увидеть вновь – и поклониться ей-

Родной, любимой матери моей!

 

 

ПРИШЛА ПОРА…

 

Пришла пора покинуть этот край. Прощай.

Ты, сердца запоздалая тоска, привет.

А осень так застенчиво чиста,

Давай не  будем ворошить обид и бед.

Пора друзьям, прощаясь, руки жать – пиши.

Я чемоданы молча собирать спешу.

А осень так не хочет отпускать, в тиши

Аллей я зачарованно брожу.

Ах, осень, ты, пожалуйста, прости меня.

Наверно, я во многом  не права опять:

Ждут впереди прекрасные края,

А этот сердце так не хочет потерять.

Пусть новизны заманчиво манит магнит,

И вновь недосягаем горизонт,-

Во мне как будто музыка звучит,

И осень мыслей затевает хоровод, что вот

Пришла пора покинуть этот край, прощай.

Ты, сердца позабытая тоска, привет.

А осень так застенчиво чиста, давай

Не будем ворошить обид и бед.

 

 

Я ПРОИГРАЛА

 

Я проиграла, не начав сраженья,

Сраженная одним холодным взором.

Войскам дана команда «Отступленье»,

Знамена приспускаются с позором.

Я проиграла, не начав сраженья,

Мне не достанется роль пленницы невольной.

Одна я выпью чашу пораженья,

Стратег и полководец недостойный.

Я проиграла, не начав сраженья,

Ты выиграл – и даже не заметил.

Все так же полон к жизни рвенья,

Все так же быстр, стремителен и светел.

Я проиграла или победила?

Был так души стремителен полет,

И столько сердце нежности таило…

Кто испытал подобное, поймет.

 

 

ЖЕНЩИНЫ

 

Все женщины – прекрасны и чисты,

А лучшие  - похожи на цветы.

Изящность линий, ярких красок свет

В душе любого оставляют след.

И даже блеск нечаянной слезы

Напоминает  капли утренней росы.

В восторге запад, в восхищении восток.

Откуда столь невиданный цветок?!

И я одно бы только пожелал:

Чтоб дольше тот цветок не увядал.

 

 

ЗВЕЗДЫ

 

Сумрак ночи рассеяли вдруг

Ясного неба звезды

И невзначай разогнали они

Смутные наши сны,

Только огни возвышенных душ,

Их драгоценная россыпь

С горных вершин,  с небес вышины,

И   с дальних планет видны.

Светят эти славные души,

Дарят тепло другим,

Значит, мир становится лучше.

Небо светлеет над ним.

Светят они не потому,

Что ставят светить задачей.

Это естественное вполне состоянье души,

И независимо от того, смеются они или плачут,

Яркой палитрой своих огней расцвечивают жизнь.

 

 

АССОЛЬ

 

Вновь моей жизни кружит карусель…

Какой во всем этом толк?

Но путь освещает моей душе

Алого паруса шелк.

Может, напрасны эти мечты?

Может быть, хватит ждать?

Но и у  самой крайней черты

Я повторяю опять:

     - Никогда не теряй надежды,

Не снижай полета души;

Погасить в своем сердце нежность

Не спеши, Ассоль, не спеши.

Что это? Слышу музыку, смех,

Может быть, это – ты?

Я уплываю, забыв про всех,

В море моей мечты.

Взгляды пронзают меня насквозь,

Слышится гул голосов,-

Я вырываюсь в пространство звезд,

В прошлом оставив все.

Что за печаль в глубине ваших глаз,

Что же не  удалось?

Видно, тревожит людей сейчас

То, что еще не сбылось.

Да, понимаю: в сердцах у вас

Тоже переполох.

Встретить любовь в долгожданный час

Да поможет вам Бог…

 

 

КТО?

 

Кто забыл песни древних лет,

Мудрость прадедов, святость старцев,

Тот в душе погасил свой свет

И навеки во тьме остался.

Русь моя ты или не Русь,

Боль моя, и тоска, и радость.

Оттого и на сердце грусть,

Что так низко ты не склонялась.

И доколе склонять главу

Будем пред иноземным чудом?

Кто посеял в полях траву,

Тот траву пожинать и будет.

Русь моя ты или не Русь,

Боль моя  и тоска, и радость,

Оттого и на сердце грусть,

Что так низко ты не склонялась.

Но я верю: ты не сдалась.

Притомилась душа вот только,

Видно  нужно так низко пасть,

Чтоб подняться  и стать высокой.

Видно, нужно до дна испить

Чашу эту и муку эту,

Чтобы снова великой быть -

Сердцем нашей родной планеты.

 

 

***

Русь моя ты или не Русь,

Боль моя  и тоска, и радость.

Оттого и на сердце грусть,

Что так низко ты не склонялась.

 

 

ПРОЩАЮ

 

Прощаю, отпускаю,

Птицей белою взлетаю

В Синегорье, в поднебесье,

Где царю лишь я да песни.

На вольный простор,

В одиночество гор,

В синевы забытье,

В это царство мое.

Благодарно принимаю

Невозможность нам быть вместе.

Покидаю, оставляю:

Стало тесно в поднебесье.

Все знаю, понимаю.

Ты ведь тоже легкокрылый.

В те края, где ты бываешь,

Я дорогу позабыла.

 

 

БРОДЯГА

 

Говорят: бродяга я,

Говорят, бедняга я,

А я, радуясь, живу

В сказке наяву.

Красотою покорен,

Добротой не обделен,

И витают в облаках

Мысли чудака.

Света вам да радости,

Мир семье да сладостей,

Пусть заходит прямиком

Солнце в этот дом.

 

 

ТАК БЫВАЕТ

 

Так бывает - ночной порой не спится,

И тревога мешает сомкнуть ресницы, -

Про себя, как молитву, повторю:

     - Господи, благодарю.

Каждый день приносит свои заботы,

И конца не видно моей работе,-

Подойду я смиренно к алтарю:

     - Господи, благодарю.

И сложилась как будто бы жизнь удачно,

Но душа отчего-то тоскует, плачет,-

Вновь и вновь я упрямо говорю:

      - Господи, благодарю..

Пусть сотрется жизни моей страница,

Потускнеют родные, близкие лица.

В час прощания снова повторю:

      - Господи, благодарю.

 

 

Парамонов-Эфрус Евгений

г. Москва

 

 

LA GIOCONDA FROM MOSCOW

                  Сегодня моей Тоне 77 лет

Ты словно Богом данная награда,

С Небес Святых сошедшая ко мне!

Мы вместе более 50-ти лет,

Но ты загадочней «Джоконды» Леонардо:

 

Мистической улыбкою пьянишь,

В глазах непостижимая синь неба,

Ты – тайна сокровенная всех женщин,

Которую мужчинам не раскрыть!

 

В твой облик флорентийка «Мона Лиза»

Через века в Москве преобразилась:

Гляжу на фото милое твоё –

Земная ты и всё же Божество!

02.04.2014 г.

 

 

Рагимова Мария

г. Москва

 

 

ПРЕЛЕСТНИЦА

 

Прелестница, на троне восседая,

Томит любовью рыцарей страстей,

Но преданность, супругу отдавая,

Дает любовь до капельки. Узрей!

Ты рыцарь, волхв иных военных действий,

Победами доселе, наградив себя,

И ту войну, с других полей принесший,

Даешь вкусить семье у алтаря.

Настанет день, и ангел поднебесья

Прильнет к плечу царицы, защитив,

И твой алтарь доселе мракобесья

Разрушится в мгновенье, оголив

Стальные прутья гордости, унынья,

Презрений, жертв и палачей души,

И если есть в темнице капелька любви,

Не предавай свой чин ради глумленья.

Прелестница, на троне восседая,

Что с гордостью несет себя в народ,

Похвально битву побеждая,

Любовью рассекает сумасброд.

А рыцарь что?! Он и при жизни скован,

Боится преклониться пред судьбой,

Свой страх припрятав внешнею борьбой,

Гласит в народ, что был он атакован.

06.04.15.

 

 

ДЕНЬ СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

 

Валентин - ты воистину святой!
В этот день в сердца вселяется покой.
Магазины полны половинками душ,
Для любимых не жалко оставить там куш.
Вечера необычны, доносится смех;
На лавочках пары куют свой успех.
Обручальные кольца звенят на руках,
Впечатляя речами звучит "Альманах".
Атмосфера заряжена страстью сердец,
Доводя наши души под брачный венец.
Время словно затихло в уютных домах,
Стрелки медленно ходят, огибаясь в кругах.
Этот день, безусловно, - чудесное время!
Несите собою прекрасное бремя.
Любите друг друга, цените всегда,
Не будьте ханжами, отдавайте себя!

13.04.2012.

 

 

Господинова Йорданка (Болгария)

Перевод Алексея Селичкина

г. Калуга

 

ВЕТЕР И ЗАРНИЦА

 

ВОПРЕКИ

 

Когда нет никакого понимания,
чего искать измученной душе?
Нет верности, зачёркнуты желания,
мы вместе шли к разлучнице-меже.

Бывало, что скандалили. Всё - искренне.
Была любовь? Была ли я права,
когда все доверяла тайны истово
и в ласках забывалась без стыда?

Делила страсть, зажгла в тебе желание.
Огонь страстей - безумия цена.
И ты не верь, что это - наказание:
была одна особа влюблена.

 

 

ЗОВ

 

Тихонечко проникну я в твой дом
заблудшей, заплутавшею весною.
И только вор решается на взлом,
а я - так наслаждаюсь тишиною.

Мне выпала безумная стезя.
Признаться, забывала о морали.
Упавшая, солёная слеза
расскажет о страданиях едва ли,

как падает надежды небосклон,
когда глаза так многого хотели.
Плясать хочу под старый патефон,
чтоб ангелы небесные запели,

величием восславили любовь,
в которой грех и горечь покаяний,
которая пришла к нам от отцов,
легенд и потускневших предсказаний.

Любви пора... Её влекущий зов
владеет миром, что здесь удивляться.
И я пришла затем, чтобы остаться,
лишённая забывчивости снов.

 

 

ЮЖАНКА

 

С прадедовских времён несу в себе я
поверия минувших древних лет.
Язык любви моей всех слов мудрее,
он как вино... Лозы заманчив цвет.

Напиток светел... Вольно иль невольно
блестят твои желанием глаза.
Давай нальём. Давай себе позволим...
Тела обнимет пьяная лоза.

Увлёкшись, друг мой, разом не упейся.
И будь разумно вежлив и учти:
цветут глаза мои, как эдельвейсы,
полынь моя осенняя горчит.

 

 

В  КАФЕ

 

Растаял лёд. Глотками отпиваешь
один своё любимое вино.
Звучащей, тихой музыке внимаешь,
за столиком ты ждёшь меня давно.

И долго ищешь грустными глазами:
о наболевшем взгляд твой говорит.
Я прибегала тёмными ночами -
холодный ветер, дождь ли моросит.

Ты не забыл желанные минуты,
и за собой не чувствовал вины.
Моих терзаний долгие маршруты
твоим желаньем были сочтены.

 

Скитаясь, - пьёшь, в себе не разберёшься:
я, как вино, в любом глотке воды.
И никогда, как видно, не уймёшься
искать страстей истаявших следы.

Сидишь. Вино глотками отпиваешь.
Улыбки тень мелькнула на устах.
Однажды я приду - ты это знаешь,
что жив в моих надеждах и мечтах.

 

г. Калуга. Перевод Алексея Селичкина. 29.05.2015 год.

 

 

Саркисов Рубен

г. Москва

 

 

***

Не торопись, прошу, постой

Не надо встреч со мной бояться

Прошу хотя б на миг остаться

Послушать мой романс простой

 

Послушай песни о любви

В которых ты была воспета

Тем, чья душа тобой согрета

Тем, у кого любовь в крови

 

Ты постоишь со мной чуть-чуть

Меня послушаешь немного

Потом пойдешь своей дорогой

Быть может легче станет путь

 

Пускай, не нужен я тебе

Но будешь знать, что ты любима

В стихах моих превозносима

И поминаешься в мольбе

 

Мне ничего взамен не надо

Надеюсь, ты утешишь душу

Впредь твой покой я не нарушу

Лишь знай, что ты моя отрада

 

 

РОМАНС

 

Томим любовным наважденьем

Во тьме ночной тебя искал

Шел по морозу с наслажденьем

С тобою встречи долго ждал

 

А над ковром равнины снежной

На небосклоне звездный свет

Дух поднимал заботой нежной

И светом звезд я был согрет

 

Чуть золотистый свет небесный

Венеры – утренней звезды

Предвосхитил тот миг чудесный

Когда сбылись мои мечты

 

Припев:

Не желтый свет планет небесных

Во мраке путь мне осветит

А свет любимых глаз чудесных

Тот, что в душе моей разлит.

Я ни о чем уж не жалею

Я ни о чем уж не грущу

Я этот свет в душе лелею

И от себя не отпущу

 

Проплыли радостно хмельные

Встреч наших золотые дни

Смотрел я в очи неземные

И мне дарили свет они

 

Был нашим встречам счет короткий

В твоей душе я был чужим

Не слышен был мой голос робкий

Не смог я стать тебе своим

 

Меня прогнать ты не решилась

Раба наивной доброты

Но грусть в твоих глазах светилась

Когда со мной встречалась ты

 

Припев.

 

Давно с тобой мы не встречались

Но не печален мой рассказ

В душе моей навек остались

Воспоминанья дивных глаз

 

Не смог забыть тебя с годами

Любовным пламенем палим

Я свой рассказ веду стихами

О том, как не был я любим

 

Живешь ты где-то и не знаешь

Что я воспел тебя в стихах

И даже не предполагаешь

Что царствуешь в моих мечтах

 

Припев.

 

 

***

Много я слышал про жгучие очи

Слышал, что можно в глазах утонуть

Скрыта во взглядах магия ночи

С этих рассказов берет меня жуть

 

Есть же глаза абсолютно другие

Они согревают, а вовсе не жгут

Они не болота, трясины лихие

Скорее опоры, что душу спасут

 

Вверх вознесут, в яркий синий простор

Крылья дадут и дорогу покажут

В сердце пробудят веселый задор

Но разве слова это точно расскажут

 

 

***

Спустилась на землю младая весна

Шагая по весям и нивам привычно

Проснулась природа от зимнего сна

Светла, весела и добра, как обычно

 

Скоро лес вспыхнет зеленой листвою

И вновь расцветут полевые цветы

Покроются дали густою травою

И майскою ночью приснишься мне ты

 

И сердце запросит любви и тепла

Тебя вспоминая в тоске, как обычно.

Большая любовь как день майский светла

Меня обойдет стороною привычно

 

 

СОНЕТ

 

Так много на свете красивых и добрых

Но не темно мне лишь только с тобой

К жизни зовет взгляд очей твоих теплых

Ты сердце согреешь улыбкой одной

 

С тобой разговор, словно жизни глоток

В то время как мир наш безжизненным стал

Не зная сама, даришь силы поток

Что б я тосковать и хандрить перестал

 

Каким был бы блеклым наш мир без тебя

С тобою он стал разноцветным и ярким

Тебя вспоминаю, всем сердцем любя

Мой путь озаряешь ты пламенем жарким

 

А я сочиняю стихи в твою честь

И радуюсь бурно тому, что ты есть

 

 

ПРИЗНАНИЕ

 

Пусть не согреет солнце осеннее

Ты меня греешь душевным теплом

Ты поднимаешь мое настроение

Стала хозяйкой ты в сердце моем

 

Ты извини, если я повторяюсь

Если банальным бываю подчас

В том, что мной сказано я не раскаюсь

Все повторить я могу сотни раз

 

Я восхищаюсь тобою без лести

И воспеваю в сонетах своих

Как я хотел, чтобы были мы вместе

И до сих пор тот порыв не затих

 

Ты утверждаешь, что я ошибаюсь

Думаешь, я приукрасил тебя

Может и так, я согласен, я каюсь

Трудно быть точным, коль смотришь любя

 

Думаю все же, ошибка не в этом

Мало скорее тебя я ценил

Должен признаться сегодня я в том

Всю глубину я, увы, упустил

 

 

НА ИСТРИНСКОМ ВОДОХРАНИЛИЩЕ

 

Гладь водная спокойная

Зеленые леса

Природа бесподобная

Величье и краса

 

Со мной моя любимая

На лодке мы вдвоем

Любовь не достижимая

Мы с нею вдаль плывем

 

Вода тихонько плещется

Колышется листва

Взаимность мне мерещится

И то едва-едва

 

Был счастья миг не долог

Ведь я не заслужил

Тот взгляд, что мне так дорог

Что душу мне пленил

 

 

РУССКАЯ ДУША

 

Сливается с Русской природой

Поэзия русской души

Она не склонится пред модой

И песни ее хороши

 

Я слышу симфонии рощи

Я слышу напевы полей

Как много здесь света и мощи

Как много хороших людей

 

 

СВЕТИЛА

                   Памяти Анненского

На небесах в полночной темноте

Немало звезд мерцает дивным светом

Они горят в бездонной пустоте

И людям шлют лучи свои с приветом

 

Но лишь поднялся в небо солнца лик

В его лучах свет звездный растворился

Тот луч мне в душу грешную проник

И в ней с тех пор навечно поселился

 

И я гляжу на звездный хоровод

И до утра отчаянно тоскую

Но лишь осветит солнце небосвод

Я всей душой тотчас же возликую

 

 

Суховский Валентин

г. Москва

 

 

ЛЮБВИ, ЧТО ТАК В ДУШЕ СВЕЖА

 

Звенят июньские ручьи,
Спадая золотом на мели.
И переливчатые трели
Привносят в душу соловьи.
И от того она, душа,
Полна добра, надежд и веры,
И ни предела нет, ни меры
Любви, что так в душе свежа!
И снятся мне из детства сны,
Как в ранней юности я чуток.
Предвосхищаю те минуты,
Когда мы встретиться должны.
Как вожделенна и нежна,
Как ты полна очарованья!
И свежесть первого свиданья
Для нас на годы продлена!

 

 

ЛЮБОВЬ

 

С друзьями - чаша круговая.
А с милой - сладкий мёд ночей.
Любовь, как ангел просияет
Там, где желанней и вольней.

И распахнёт любые двери,
Во все священна времена.
Любовь приходит к тем, кто верит,
И страстной верою сильна.

Любовь не выдержит измены,
Ни злой упрёк, ни властный крик.
Любовь приходит к тем, кто ценит
В ней каждый час и каждый миг.

Ни ухищренья, ни расчёты
Не возвратят нам чувства вновь.
В любви паденья есть и взлёты,
Конечно, если есть любовь.

Украсит чувство милой очи,
Весь мир во взоре обновит.
Любовь проходит так, как хочет,
И в том всевластие любви.

И могут лишь Всемирный Разум
И вещий ум предугадать,
Надолго ли дано вам разом
Купаться в счастье и страдать.

 

 

ДУША ПРЕОБРАЖАЕТСЯ В ЛЮБВИ

 

Когда заря лучистая сияет,
Чудесны ласки нежные твои,
Душа поет, вся чувствами пылая,
Душа преображается в любви.

Как соловьи свои выводят ноты,
Журчит ручей о чём-то берегам,
Так любящее сердце всё в полёте
И красит чувство, как молитва - храм.

Мир украшают чувства человечьи,
Как шелест трав, звон струй, песнь соловья.
На языках народов, всех наречий
Душа преображается, любя.

Но только в русской музыке и слове,
В мелодиях кристальной чистоты,
Как цвет парчовый на льняной основе,
Раскроют чувства тайны красоты.

Люблю народной песни обаянье,
Романса или вальса волшебство:
В них счастьем обернётся вдруг страданье,
Преображает душу колдовство.

Волшебниками станьте друг для друга:
Прикосновений нежность, сила слов
Чудесны, словно солнце после вьюги.
Любовь в судьбе - основа из основ.

В цветенье буйном дружною весною,
Когда созвучны чувствам соловьи,
Я, как бутон, тебя саму раскрою;
Душа преображается в любви.

 

 

НА НЕЖНОСТЬ ЛАСКИ ЗАПОЗДАЛОЙ

 

Журчал ручей под снегом талым,
Светилась верба серебром.
На нежность ласки запоздалой
Душа ответила добром.

В ней не кипят былые страсти,
Она раздумчива в ночи.
Но отчего-то верит в счастье
И сердце трепетно стучит.

Ты разрумянилась от смеха.
Роскошна женщина весной.
Не может быть печальным эхо,
Когда мне весело с тобой.

И пусть о чём-то я жалею,
Что не сложилось, не сбылось.
С тобой я будто молодею,
И вместе легче нам, чем врозь.

Уж озимь вытаяла в поле
И слышно трель скворца в саду.
От поцелуев грусть и боли,
Как снег последний, пропадут.

И тёплым ветром из апреля
Перенесёт в цветущий май.
Заждался соловьиной трели,
Как мы любви, наш милый край.

 

 

ЛЮБОВЬЮ НА ЛЮБОВЬ

 

Вечерняя заря над полем догорает.
Под пенье соловья такая благодать...
Любовью на любовь ответь мне, дорогая!
Удастся счастье нам жар-птицею поймать.

Молитву о любви в душе я повторяю,
Как много нежных слов я для тебя нашёл.
Любовью на любовь ответь мне, дорогая,
И будет всё у нас с тобою хорошо.

Немало мы прошли и много испытали;
Мы знаем цену чувств, чем полнится душа.
Вечерняя заря. Малиновые дали.
В ответном чувстве ты красива и свежа.

Я воспою тебя, твою любовь и нежность,
Зажгу восторг в глазах волшебным словом я.
Когда мы влюблены, мир кажется безбрежным,
Мелодии в душе, как трели соловья.

Как Пушкин Натали, тебя я нарисую,
Такой, какой лишь в снах мечтаешь о себе.
Способны ли с тобой мы на любовь большую?!
Чтоб стала вдруг она сокровищем в судьбе.

 

 

ПЕСНЯ О РОССИИ

 

По белому свету раскинулась вольно,
Своей величавой красы не тая.
В лесах ты без края, в степях ты раздольна,
Родная, святая Россия моя.

И стелется шёлком лугов разнотравье,
И нивы хлебами густыми шумят.
С восторгом пою я, что нет тебе равных:
Богатства несметны, язык твой крылат.

Под звон колокольный над храмом-святыней
Невесты несут красоту под венец.
И славен веками характер былинный:
В нём вера и мужество, нежность сердец.

Я верю, что скоро расправишь ты плечи,
Вздохнешь богатырски во всю свою грудь.
И станет свободней народу и легче;
Мы можем соборно всю славу вернуть.

Сметают преграды российские реки,
Могучею волей подобны морям.
Издревле народы все вместе навеки
С тобою, святая Россия моя!

 

 

***

Над срубом колодезным старым

Скрипит журавель на ветру.

И филин, как перед пожаром,

В заброшенном плачет дому.

 

Давно ли под светлым окошком,

Ещё без предчувствий беды,

Басисто смеялась гармошка

Среди голосов молодых?

 

Не язва прошла моровая,

Не злая орда пронеслась...

Одна ли деревня пустая?

Одна ли изба заждалась?

 

Мы совесть свою не спросили,

А нам подменили без виз

Могучие песни России

На чужеземный каприз.

 

А нам подменили устои

На шаткий и призрачный дым.

Всё стало в эфире пустое,

А было родным и святым.

 

Мы верили чуждым мессиям.

Похмелье прервёт забытьё.

Народ русский - скрепы России,

В нём - сила, величье её!

 

 

ВО ДНИ ТРЕВОГ

 

Во дни тревог, во дни сомненья

Как сердце верой окрылить?

Эпохи вздыбленной крушенье

Дано ли нам остановить?

 

Когда порушены устои,

Все идеалы сметены,

Жизнь человека мало стоит

И ставят совесть вне цены.

 

Гроза над русскою судьбою.

Как эту бурю перенесть,

Оставшись всё ж самим собою,

Храня достоинство и честь?!

 

                        

***

Всё ближе к рубежу веков.

Непредсказуема Россия.

И вся враждебная стихия

Сошлась у русских берегов.

 

Она враждебна к нам всегда:

В столетней битве непрестанной

Не заживают наши раны,

В туман скрывается звезда.

 

То в пламе классовой борьбы,

То чуждым образом и бытом

До полусмерти мы избиты,

Уведены от борозды,

 

От самой в мире дорогой

Земли, наследуемой вечно.

Ах, почему так Русь беспечна,

Что русских гонят на убой.

1998 г.

 

 

РУССКАЯ ДУМА

 

                                   Валентину Сорокину
Вкусно как на Руси снег хрустит на Крещенье!
Знобкий шелест позёмки... Блеск холодной зари.
Красногрудые жаром горят снегири
И мерцает латунь на сбруе в воскресенье.
Как начищенной медью горит самовар!
Блёстки жира по сёмге в застолье у тёщи...
Бабы в огненной пляске подолы полощут
И пылает на лицах малиновый жар.
Потекут голоса и прихлынут волнами,
И на игрище-гульбище пляшет душа...
Русский дух заповеданный, воля свежа!
И живёт в нас восторг, не растраченный нами.
Как за красным застольем густа у нас речь!
Знатна ярость в работе и в дружбе отвага.
За три века мы трижды дошли до рейхстага.
К чужеземцам неласкова русская печь...*
Кто же нас баламутил все грани стереть,
Рушить сказку церквей, бросить землю, деревни?!
Возродим всё святое! Взорлим духом древним!
От стыда поруганья нам горько гореть...

  *Захватчиков крестьянки выживали угаром

 

 

РУССКОМУ НАРОДУ

 

В народе мудрость черпал я.
Учить его наивно, право.
Но не могу признать я здраво,
Народ мой, высший судия,
Что ты , безмолвствуя, силён -
Когда душа кричит от крови...
Когда срывали с храмов кровлю,
Ты не предал хуле имён.
А вековая красота -
Твоё лицо, душа, твердыня.
И, если рушили святыни,
Твоя преступна немота.
Отринув ясный свет веков,
Кто замутил твоё прозренье,
Когда ты шёл на униженье
И восхвалял своих врагов,
Толкавших сына на отца
В братоубийственные  войны?
Какого изверги достойны
В народной памяти венца?!
Там, где разрушивший полцарства
И погубивший цвет его,
Стал в основанье государства,-
Народ не понял ничего.
Как оболванить так смогли,
Что, облачён в гранит из штольни,
Расставлен вдохновитель бойни -
На одной шестой земли?!

 

 

ГУМНА И ГУННЫ

 

Кочевьем проносятся гунны...
А память с корнями дана!
Славяне громадные гумна
Построили ради зерна.
Дворцы трудолюбья стояли
Веками на отчей земле.
И вот вопрошаю в печали
Да кто же сокрыл их в золе?
Сожгли, чтоб не помнили гумна
О щедрых горах золотых.
Так мало и добрых и умных
Среди сумасшедших и злых.
А гунны промчались, как ветер,
Ни памяти нет, ни следа.
Славян сохранила на свете
Великая сила труда,
Любовь вековая к землице,
К снопам золотым на гумне.
Приснились крестьянские лица -
И страшно грядущее мне,
Коль больше не высятся гумна
В деревне дворцами труда...
И только проносятся гунны
Без памяти, без следа.

 

 

ИВАНОВСКИЙ СИТЕЦ

 

По радио пела Русланова
В быту порубежных годин.
И простенький ситец Иванова -
Деревню собрал в магазин.
Портреты почившего Сталина
Ещё не убрал сельсовет...
Отпала налогов окалина,
Крестьяне увидели свет!
Он высветил радости малые,
Заметный едва в нищете.
Но песни звучали удалые,
Невесты цвели в красоте
И с верой, сравнимою с мужеством,
Что счастье свернёт ко крыльцу,
Мечтали они о замужестве,
И ситцы им были к лицу!
Припасы для них разорительны;
Богаты лишь жемчугом рос...
Но, помню, расцвёл изумительно -
Ивановским ситцем покос!
Как ладненько блузка приталена,
Как душит высокая грудь...
Когда гармонист на завалине -
Всю ноченьку глаз не сомкнуть!
Как день ни тяжёл с утра раннего,
Но вечером - песни да пляс...
В почёте он был в обожании -
Ивановский ситец у нас!
И помнит моё поколение:
Отрадой он был на Руси -
Сменил гимнастёрки военные...
Да кто же его не носил?!

 

 

У ИКОНЫ СВЯТОЙ

 

В древнем храме, где певчие нежно поют,-
Образ  Спаса в червонной оправе.
Люди Господу низко поклоны кладут
И молитвою Господа славят .

У иконы святой  я затеплю свечу;
Николай-чудотворец отеческим взглядом
Душу мне ободрит. Станет всё по плечу.
И дорога судьбы по цветущему саду.

В ранней юности я от родного крыльца
Вдаль ушел и нередко терпел я обиды.
И когда не хватало поддержки отца,
Пред иконой святою молил я защиты.

И когда подступают вдруг слезы к глазам,
А на сердце обида и боль не расходятся,
Я с надеждой и верой иду в Божий храм
К материнским очам  Пресвятой Богородицы.

Николай-чудотворец отраду принес,
И немало святых, на Руси просиявших,
Осушали лицо от нахлынувших слез,
Прегрешенья прощали невольные наши.

У иконы святой я молитву шепчу.
Православная вера - всей жизни опора.
Как лекарством, молитвой я душу лечу
И Господь отворяет любые затворы.

И по воле Его - умиленье души
Или мужество духа в годину крутую.
Я молю: Русь Святую, Господь, защити!
Да рассеется зло, а добро торжествует!

 

 

Удалова Галина

г. Москва

 

АЛТАЙ

 

Алтай! Как гордо звание родной моей земли!

Простор -  для меня счастье, свобода для души!

 

Роскошные поля его - кормильцы всей страны,

И мимо красоты такой не сможете пройти!

 

Видели когда-нибудь подсолнечника свет?

Такого золотого цвета на свете больше нет.

 

А  ковры пшеницы спелой радуют наш взгляд.

« Хотите сдобных булочек?» - они вам говорят.

                                                                                       

Гречиха, как невеста, покрытая фатой,

Так белоснежно - снежная, как градинки зимой!

 

Но Алтай - наш батюшка - не только кормит нас,

И здоровьем крепким наградит он вас.

 

Рябиновые бусы, как огоньком, горят,

Сережки облепихи гроздьями висят.

 

Яблони прекрасной аромат кругом,

И грибы лесные тоже соберем.

 

Водичка в водопадах волшебная у нас.

Попьешь её немножко - болезнь пройдет тот час.

 

Как материнский оберег, хранит природа нас

В Алтайском крае щедром! Мы просим в гости вас!

2002 г.

 

 

МАМА

 

Милая, нежная мама,

Я тебя сильно люблю.

Я рада, что судьба не сломала

Красивую душу твою.

 

Милая, нежная мама,

Меня ты всегда берегла.

Как птица, под крыльями бережно,

Ты жизнь мне, родная, спасла.

 

Горечь и боль забываешь,

Когда я болею, лежу,

Когда я переживаю

И тебя о чем-то прошу.

 

Ласковой, мягкой рукою

Ты гладишь меня во сне.

И чувствую сквозь ладони:

Господь дарит силы мне.

 

Мама, как здорово вместе

С тобою по лесу гулять!

И вечером нежно обнявшись,

О будущем помечтать!

 

Мама, ты похожа на счастье.

Ты даришь тепло и свет.

Мой внутренний мир спокоен,

Материнской любовью согрет.

 

Мама,

Милая  мама!

Тебя я очень люблю!

И обещаю, родная,

Что в жизни не подведу!

2002 г.

 

 

Чернышева Людмила

г. Домодедово

 

 

ЛЮБИМАЯ СТРАНА

 

Мне дорога земля родная,

Крик журавлей, летящих вдаль.

Россия – Родина большая,

С тобою радость и печаль.

С тобою связана судьбою,

Всегда тобою я горжусь,

Навеки сердцем я с тобою,

В веках прославленная Русь.

Алмазный блеск росы на травах,

Сверкает бисером она,

Моя великая держава,

Моя любимая страна.

 

 

ЛЮБЛЮ ТЕБЯ

 

Люблю тебя, мой край родной,

С тобою связана судьбой.

Я исповедаться хочу,

Тихонько плачу и молчу.

Прости меня, мой дорогой,

Что редко вижусь я с тобой.

 Берёзки, липы, тополя –

Все давние мои друзья.

Я помню плеск воды на речке,

Как спали мы на русской печке,

Катались с горки, на санях

И на «снегурках» – на коньках.

Как колосилась рожь густая,

О, Родина, моя святая!

Мне не забыть тебя вовек,

Уж так устроен человек.

Крик петухов, коров мычанье

И Жулька – милое созданье,

Встречает у крыльца родных,

Здесь дом родителей моих.

В нём проходили детство, юность,

Сегодня вновь сюда вернулась.

Душа моя всегда с тобой,

Прости меня, мой край родной!

 

 

ДОМИК РОДНОЙ

 

Места здесь красивы: луга и поля,

Родная речушка, родная земля.

Лесочек с грибами, овраг, в нём ручей,

Что может сравниться с Россией моей!

В прудах – караси, на равнинах – стада.

О, как же приятно вернуться сюда!

И кипень-черёмуха ранней весной.

Стоит на пригорке мой домик родной.

Познала в том доме заботу, любовь,

К нему возвращаться хочу вновь и вновь.

И слёзы невольно смахну я рукой.

Мне детство напомнил мой домик родной.

 

 

БОЖИЙ ДАР

 

Я в чреве матери своей.

Услышь меня ты поскорей.

Истошным голосом кричу:

     – Я очень-очень жить хочу!

Ребёнок твой, я плоть твоя,

Похож я очень на тебя,

Я крошечный, но я живой,

Ты защити меня собой.

Ребёнок – это Божий Дар,

Не каждому его Бог дал,

Прими решенье: не убить.

Хочу я очень-очень жить!

 

 

МОЁ СЕРДЦЕ

 

В лес вхожу. Разбежались дороги –

Влево, вправо, та – прямо идёт.

Тишина, и деревья так строги:

Дуб, берёза – что ветки вразлёт.

Я стою, тишиной наслаждаюсь,

Как же времечко быстро летит,

Мне немножко взгрустнулось, признаюсь,

По тебе моё сердце болит.

 

 

***

Густой туман над речкою

Висит седыми прядками.

Волнуюсь я, а встречусь ли

С тобою, ненаглядный мой.

По бережку гуляю я,

Томлюсь я в ожидании.

Порой засомневаюсь я –

Придёшь ли на свидание?

 

 

ВЕРЮ Я

 

Горсть углей – костра остатки

Догорают на лугу.

Не играй со мною в прятки,

Без тебя жить не смогу.

Мой хороший, мой пригожий,

Ты всегда со мною будешь?

Ты с лучами солнца схожий,

Верю я, меня ты любишь.

 

 

***

Скворушки запели

Раннею весной.

Почки побурели.

Хочешь быть со мной?

Встретиться под вечер,

Радоваться вновь.

Пусть расскажет ветер,

Как горит любовь!

 

 

БЫТЬ ХОЧУ СЧАСТЛИВОЙ

 

Унеси мои невзгоды

Тёплый ветер за моря,

Пусть нас радует погода,

Быть хочу счастливой я.

Утром радоваться солнцу,

Ночью – звёздам и луне.

На тебя смотреть в оконце

Было бы приятно мне.

Ты разбил моё сердечко,

Полюбила я навек.

Выйди, выйди на крылечко,

Дорогой мой человек.

 

 

Шумейко Владимир

c. Утевка Нефтегорского района Самарской области

 

 

НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ, О ПЕРВОЙ ЛЮБВИ

 

Никогда не забуду о первой любви,

Она в сердце со мною всегда.

И восторг, тот певучий в крови

Пронесу, словно флаг сквозь года.

 

Никогда не пройдёт эта память о ней.

Всё со мною – покуда живу.

И летит она стаей вдали журавлей,

И журчит родником наяву.

 

И тревожит порою, как будто всерьёз.

Откровение кажет своё.

И доводит порою сердечко до слёз,

И не канет никак в забытьё.

 

 

ОКТЯБРЬ – УНЫНИЮ СРОДНИ

 

Октябрь – унынию сродни,

Когда в деревьях ветер вязкий,

Во все, и ночи - даже в дни

Весь дышит самой нежной сказкой.

 

Когда печальная душа,

Полна неясных ожиданий,

И на просторе чуть дыша,

Не ждёт от осени страданий.

 

Всё отболело так давно.

Никто тот узел не развяжет.

Любовь, как света луч в окно,

И не дай Бог он вновь промажет!?

 

 

ВСЁ ТАК ЗАГАДОЧНО В ПРИРОДЕ

 

Всё так загадочно в природе:

Цвет ягод, или рост грибов.

Быть может это всё на вроде

Любви божественных шагов.

 

Быть может это всё в затишье,

Любимой нежные слова.

Или быть может, так уж вышло

Ей отболела голова.

 

И след простыл любви не вечной.

И время тратилось лишь зря.

Как снег летящий так беспечно,

В святой юдоли января.

 

 

Проза

 

 

Гусев Евгений

г. Ярославль

 

 

ПЛОТНИКИ

 

      Только летом и только в деревне приходит вечерами к людям такая грусть, от которой хочется плакать. Даже умереть хочется. Но и жить, конечно, хочется тоже. Хочется поделиться с кем-нибудь своими мыслями, раскрыть душу, пооткровенничать. Эх, да что там!..

      В один из таких вечеров, когда июльская жара начала спадать, на свежеошкуренных брёвнах у невысокого сруба сидели трое. У ног каждого стояли плотницкие ящики с собранным в них инструментом. Курили. Разговаривали.

      - Вот дай мне сейчас миллион, - говорил один, лет сорока, с прокопчённым на солнце лицом, затягиваясь «беломориной», - скажи: езжай в город, - не поеду!

      - А чего не поедешь-то? – с лукавой усмешкой спрашивал его молодой парень в клетчатой рубашке. – С миллионом-то?

      - А на кой он мне хрен, твой миллион! – беззлобно отвечал копчёный. – Чего я на него покупать-то буду? Корову, что ли? Или верблюда? – он засмеялся. – А за квартиру да еду заплатил и – что? А на маршрутках этих дурацких сколько проездишь?

      - Машину купишь! – не унимался молодой. – «Тойоту»!

      - Ну, правильно! – в тон ему ответил сорокалетний. – Куплю «Тойоту» и поеду в ней по болоту. Потом куплю «Мерседес» и поеду на нём в лес!

      - Петрович, да ты у нас поэт! – засмеялся молодой, показывая белые ровные зубы.

      - Я-то поэт, а вот ты сейчас у меня по ушам схлопочешь! – потерял терпение Петрович, оглядываясь вокруг в поисках какого-нибудь предмета. – Сейчас я тебе, звонарю, выпишу…

      - Да не заводитесь вы, ну вас! – прикрикнул на них третий, пожилой мужчина, так же пробитый солнцем, в выцветшей до белизны армейской рубахе и галифе старого образца. – Нашли об чём языки трепать!

      Помолчали. Вставать не хотелось.

      Молодой искоса посмотрел на товарищей.

      - Дядь Лёш, а об чем сейчас говорить-то? – обратился он к пожилому. – О политике, что ли? Так уж по телику - во, как надоела! – он полоснул ребром ладони по горлу. Затем сказал, приподнимаясь с бревна: - Олигархи всякие, бизнесмены… Я думал, выберем этих… как их… депутатов-то, так и жить станет лучше. Ну, выбрали! Ну, и чего?..

      - Степаныч, дай-ка мне шерхебель, я ему объясню – чего! – копчёный протянул руку к ящику с инструментами.

      - Сам ты шерхебель! – обиделся молодой. – Чуть чего, сразу – шерхебель!.. Деревня и есть деревня!

      - А ты городской?                                                    

      - Городской не городской, а лучше тебя понимаю в этом!

      - В чём?

      - В этом!

      - Ну, в чём в этом-то?

      - В жизни! – с вызовом ответил молодой и обидчиво отвернулся.

      Копчёный некоторое время с удивлением смотрел на него, потом сказал, обращаясь к пожилому:

      - Ты понял, Степаныч! Он, сопля зелёная, больше нас с тобой в жизни понимает!.. Нет, пожалуй, я ему всё-таки выпишу!..

      - А я не сказал, что с дядей Лёшей! – запальчиво возразил молодой. – Я только тебя имел в виду!..

      Копчёный резко встал и схватил молодого за воротник рубахи.

      - От-ставить! – неожиданно звонким голосом выкрикнул пожилой. – Всем сесть!

      Копчёный нехотя разжал руку и сел на бревно, продолжая зло смотреть на молодого.

      Молча закурили. Копчёный с пожилым – «Беломор», молодой – сигарету с фильтром.

      - Во, и курит-то, как баба! – съехидничал копчёный, пуская дым в сторону молодого.

      - Пошёл ты! – отреагировал тот.

      Помолчали.

      В это время по тропинке, ведущей к магазину, прошли двое подвыпивших мужиков.

      - Здорово, ребята! – крикнул один, потрезвее и помоложе, помахав плотникам рукой. – Бог в помощь!

      - И вам не хворать! – ответил пожилой, приподняв армейскую фуражку с надтреснутым козырьком и меткой от кокарды.

       Затянув «мы с тобой два берега у одной реки», мужики растворились в напоенном сладкими ароматами воздухе.

      - Во, дают! – мотнул головой в сторону ушедших молодой. – А завтра работать, поди, надо. Что за радость - в будни водку глотать? Вот сейчас ещё поддадут, а потом драку между собой устроят. Нет, я пить никогда не буду. Я лучше…

      - Уроды! – неожиданно резко проговорил копчёный. – Пьянь!

      Двое с удивлением поглядели на него. Пожилой снял фуражку, пригладил седеющие волосы, пожал плечами, ухмыльнувшись в усы.

      - Уроды? – переспросил молодой. – Потому что выпили? А сам-то давно ли завязал? А сам-то…

      - Давно! - оборвал его копчёный. - И не завязал, а бросил. Бросил! Есть разница?

      - Разница есть, а дела не меняет. Других-то обзывать ума большого не надо.

      Копчёный завертелся на месте в поисках какого-нибудь предмета, схватил увесистую щепку и бросил в молодого. Тот увернулся, взвизгнув:

      - Вот, правда глаза колет! А щепками бросаться и я могу! Ты бы лучше…

      - А ну, цыц! – громко скомандовал пожилой, надевая фуражку. – Отбой, прекратить атаку!

      Затем добавил, пряча в усы улыбку:

      - Перекур закончен. 

      Помолчали. Быстро темнело. Пора было расходиться, но что-то удерживало, заставляло сидеть на брёвнах, курить, разговаривать.

      - Живал я в городах-то! – неожиданно произнёс пожилой. – Было дело!

      Двое с интересом поглядели на него.

      - Это когда же? – спросил копчёный. – В молодости, что ли?

      - В молодости, Миша, в молодости! – с грустью сказал пожилой и затушил папиросу. – Ладно, потом расскажу!..

      - Дядь Лёш! – взмолился молодой. – Не надо потом! Нельзя потом! Сейчас расскажи! Ночь ведь не усну, вы меня знаете!

      Пожилой ласково посмотрел на парня, хлопнул себя по коленям и примирительно сказал:

      - Ладно! Доставай, Миша, тогда ещё папироску! Расскажу я вам одну историю, чего с вами делать!

      Снова все закурили.

      - Было это, значит, году… дай бог памяти… в шестьдесят первом. При Никите ещё. Ну, Гагарин в том году в космос полетел… Ну вот! Направили, значит, меня служить в штаб округа. Не каждому старлею, едрёна корень, такая лафа выпадет, а мне пофартило. Правда, я тогда документы в академию имени Фрунзе уже подал. Карьера, в общем,  корячилась мне капитальная…

      На слове «карьера» копчёный кхекнул и хитро покосился на рассказчика. Тот почувствовал недоверие, но продолжал говорить с той же спокойной интонацией. Правда, теперь больше обращаясь к молодому.                                                     

      - Штаб нашего округа располагался прямо в городе. Тут и склады, значит, и всё такое...

      Он сделал паузу, как бы набираясь сил перед решающим шагом, смахнул пепел со своих линялых галифе и продолжал:

      - И вот приходит однажды, значит, бумага из академии. Вызов, значит. Требуют прибыть на экзамены со всеми что ни на есть документами. А главное, едрёна корень, характеристику требуют…

      Алексей Степанович коротко взглянул на копчёного, затушил папиросу и сказал:

      - Миша, я ведь могу и не рассказывать!

      - Дядь Лёш, - вскочил молодой, - плюньте на него! Он вообще никому не верит! Вы мне говорите!

      Пожилой расправил белесые брови, улыбнулся в усы и продолжал:

      - А характеристику эту, мать её в душу, надо было получать у нашего замполита… Сейчас-то, кажись, этих замполитов на попов поменяли. А раньше были. Ну вот, запер я склад, значит, и пошёл…

     Сорокалетний издал булькающий звук, но Степаныч не удостоил его вниманием.

     - Суббота была, как сейчас помню. Офицеры все по домам сидят. Кто с жёнами, кто чего делают. Ну, я и пошёл к замполиту домой. За характеристикой, значит. А замполит этот, едрёна корень, каждую субботу в баню с утра закатывался. Парильщик был, мать его, спасу нет! Ростом метра под два, морда вот с этот ящик. Гирями, помню, всё занимался… И жена у него -  такая же баржа. Задница - с колесо от «белоруса» будет! Поговаривали, на передок слаба, да я что-то не верил…

     - Не верил, пока не проверил! – хихикнул копчёный, но молодой так на него посмотрел, что он только рукой махнул: - Мели, Емеля!

     - Так вот, - продолжал Степаныч, обращаясь к молодому, - прихожу я, значит, к замполиту. Звоню в дверь. Открывает жена. Улыбается, как родному, и говорит: «Вы, наверное, к Косте? Проходите, пожалуйста. Он скоро придёт. В баню, знаете ли, пошёл!» И смотрит на меня такими глазами, словно проглотить хочет. Ну, я протиснулся между её грудями и стенкой, вошёл. Стою себе тихо. А она: «Да вы садитесь, не стесняйтесь! Сейчас мы с вами чай будем пить!». Ни хрена себе, думаю. А она поёт-заливается: «Нет, лучше чего-нибудь покрепче! Вы ведь не откажетесь со мной чего-нибудь покрепче выпить?». Ну, думаю, влип! А как тут откажешься! Да и вообще я тогда не умел отказывать. Особенно женщинам. Молодой был!..

      Алексей Степанович покосился на ухмыляющегося копчёного, взял из услужливо протянутой молодым пачки сигарету, и продолжил рассказ:

     - Поставила, значит, эта корова бутылку на стол, а сама всё титьками у меня перед носом крутит. «Я, - говорит, - свободная женщина свободной страны!». Ну, сидим, выпиваем. Нормально так, значит, сидим. Вдруг она и говорит: «А почему бы нам не потанцевать?». И пластинку ставит с каким-то танго. А я к тому времени подзабалдел малость, смелость чувствую. Ну, обнял этот мясокомбинат, танцуем. А она положила мне на плечо голову и поёт чисто канарейка: «Вы так прекрасно водите, что я готова с вами танцевать вечность!». А сама бочком-бочком, да к дивану…

      - Вот это ближе к делу! – поднял указательный палец копчёный. – А то – академия, характеристика!

      Пропустив мимо ушей реплику Михаила, Алексей Степанович продолжал:

      - Не знаю, как уж всё и получилось, а… получилось, в общем! Ох, и знойная же баба! В жизни таких не встречал!

      - А Нюрка-то твоя хуже, что ли? – опять встрял копчёный. – Пятерых-то тебе нарожала?

      - Нюра женщина нормальная, - внешне спокойно ответил Степаныч, - а вот ты… Ладно! Лежим, значит, с ней на диване, милуемся. И вдруг я слышу: ключом в замок тычут. Упал тут у меня интерес не только к любви, но и к жизни… А эта вспорхнула, как бабочка, халат одёрнула и шипит мне: «Лезь в шкаф, я задержу его!». Ну, чего делать?! Схватил я брюки, рубашку с кителем и – мухой в шкаф. Хорошо, что трусы успел надеть…

      - Чьи? – давясь смехом, промычал копчёный. – Еённые, что ли?

      - В еённые нас троих можно бы спрятать, а я – свои!.. Ну, сижу я, едрёна корень, в шкафу среди майорских шинелей ни жив, ни мёртв. И слышу, значит: «С лёгким паром, дорогой! А что так рано? Случилось что?». «Да нет, - гудит замполит, - просто мне сегодня в наряд заступать!». И проходит он, слышу, в комнату, на диван садится. А она, стерва, ласково так: «Ах, ты мой маленький! Ах, ты мой птенчик!». И слышу, кладёт «птенчика» на диван. Ну, думаю, отвлекает. Значит, думаю, чесать надо… А они разложились на диване и вот себе кувыркаются! Меня такое зло взяло, что я… чихнул, короче! В общем, как в анекдоте, а то и похлеще!

       - Степаныч, а в трусы-то – не того, не наделал? – хохотал копчёный, хлопая себя по коленкам.

      - Не наделал, - спокойно ответил Алексей Степанович. – Потому что злость взяла!.. А этот подошёл к шкафу, открыл дверцу и спрашивает: «Ты зачем тут?». Я, помню, как увидел перед собой этого слона, так и похолодел весь. Прикрылся штанами и говорю: «Мне бы характеристику!». Он внимательно так посмотрел на меня, на жену, и говорит: «Это можно!». Потом взял меня, паразит, одной рукой за волосы, другой за трусы… больно так… поставил на подоконник и говорит: «Прыгай!»…

      Алексей Степанович замолчал и протянул руку в сторону упавшего от смеха копчёного:

      - Достань-ка «беломоринку»-то, мерин!

      - Дядь Лёш, а дальше-то чего? – тоже смеясь, спросил молодой.

      - Дальше? – Алексей Степанович с наслаждением затянулся папиросой. – А дальше – всё! Финиш!.. Третий этаж, как ни говори!..

      Быстро темнело. В окнах гас свет. Деревня затихала. Люди готовились ко сну.                                                     

      - Пожил я в городах-то, ребята, пожил! Так-то! – задумчиво проговорил Алексей Степанович, глядя на полыхающее закатное небо. – Хороший денёк завтра будет!..

 

 

* Коллапс экономики и культ смерти как критерии нашей жизни * Пакт глобального Мира * Смена парадигмы жизни – обязательное условие выхода человечества из мирового кризиса  * Что такое критерий

10.11.2016

© Мирошниченко Г.Г.